.

.

Сложно преувеличить ценность природы и окружающей среды для населения Российской Федерации в целом и нашей с вами Воронежской области в частности, но, к сожалению, некоторые региональные чиновники видят ценность природы по-своему.

Конституция РФ гарантирует нам благоприятную окружающую среду, не позволяет причинять ей ущерб, после которого было бы невозможно восстановиться, иной ущерб должен быть компенсирован путем приведения в состояние, существовавшее до причинения вреда, или в состояние, пригодное для дальнейшего использования территорий по назначению. Принципы и требования, продекларированные Конституцией, работают для всех. Всех, кроме приближенных к департаменту природных ресурсов и экологии Воронежской области. Если последняя государственная структура - друг, то ради вас она может отключить действие Конституции, закона «Об окружающей среде» и прочие права и, как следствие, распорядиться тем, чтобы лишить граждан гарантий на чистый воздух, воду и почву на интересующей вас территории. Вы можете выйти из здания департамента с добром на уничтожение природы.

Если вы приближены ко двору, то можете не задумываться о необходимости восстанавливать территории после окончания осуществления добычных работ.

Вы когда-нибудь обращали внимание на брошенные то там, то сям карьеры? Так вот, с большей степенью вероятности тут добывали друзья департамента природных ресурсов и экологии Воронежской области. Не спорю, звучит достаточно странно, что уполномоченный следить за природой орган государственной власти вместо того чтобы беречь окружающую среду, раздает своим людям право на причинение вреда, на создание мест, которые накапливают экологический вред, на создание условий для возникновения хаотичных свалок, на отравление подземных вод, захламление лесов и прочее.

С уходом Алексея Карякина в Центрально-Черноземное межрегиональное управление Росприроднадзора исполняющим обязанности руководителя в департаменте природных ресурсов и экологии остался один из его бывших заместителей - Александр Григорьевич Царев. Однако из решений, принимаемых государственным органом, и стоящими под решениями подписями в вопросах недропользования видится, что там есть теневой руководитель, серый кардинал, чье решение, в отличии от решений Царева, является окончательным и бесспорным. Речь идет о Галине Леонидовне Воробьевой.

Уже долгое время Галина Леонидовна является заместителем руководителя департамента природных ресурсов и экологии, курирующим вопросы добычи полезных ископаемых на территории Воронежской области.

Видимо, из-за того, что все карьеры на территории региона зарекультивированы, все аукционы проведены честно и в четком соответствии с законодательством, а также потому, что под контролем одного недропользователя сконцентрирована чуть ли не половина всех запасов песка по области, в скором времени Галина Леонидовна пойдет на повышение в Центрально-Черноземное межрегиональное управление Росприроднадзора.

В своей статьей мы расскажем о некоторых своих наблюдениях за тем, как и что у нас с природой в области, а с ней, дорогие читатели, дела обстоят далеко не самым лучшем образом.

«Уплатите штраф и продолжайте захламлять леса и водоохранную зону»

Пробираясь вдоль берега реки Дон по традиционно сложившейся дороге, мы наткнулись на кучу песка, которая загородила нам путь дальше, вместо былых красот мы увидели хлам, строительную технику и бесконечный поток самосвалов.

Работу здесь ведет друг департамента природных ресурсов и экологии, тут аннулированы наши конституционные права на благоприятную среду и наша возможность пройти дальше. Нам как бы сказано: «Возвращайтесь-ка, уважаемые, туда, откуда пришли».

К счастью, нашлись силы, небезразличные к происходящему. В отношении увиденного они поставили департамент в условия, когда пришлось провести проверку, пришлось найти нарушения. Но форма реагирования нас удивила. Департамент не запретил дальнейшую губительную деятельность (видимо, понимает, что в сезон не по-дружески останавливать коммерческую деятельность, а разве может быть природа важнее святого чувства дружбы?), а лишь поднял вопрос об уплате штрафа. Учитывая интенсивность отгрузки, штраф будет вполне подъемным для добытчика, а там ведь можно допустить пару формальных ошибок при проведении проверки и сделать из административного дела нечто, легко разбиваемое в суде.

Пока суть да дело, работы будут окончены, повторное привлечение по той же статье окажется невозможным, захламленная природа будет брошена на радость местным жителям, а доход получен в планируемом объеме.

Но возникает вопрос: кто же выбрал такой способ наказания, как штраф, а не приостановление действия лицензии и ее досрочное прекращение? Все правильно, Галина Леонидовна Воробьева.

Думаете, департамент всегда лоялен бизнесу и всегда содействует его развитию? Вовсе нет, зачастую в условиях отсутствия хоть немного значимых нарушений (зачастую лишь при наличии формальных оснований) департамент выступает всей мощью своих полномочий и останавливает действие лицензий, аннулирует их, в общем, ставит предпринимателей на колени без учета того, что за ними коллективы рабочих, и без учета ущерба для бюджетов бюджетной системы РФ. «По праву, данному мне положением о департаменте, запрещаю тебе работать!» Наверное, так выглядит департамент в лице Галины Леонидовны, когда речь не идет о друзьях, а в отношении последних - «Ничего страшного, продолжай работать, тебя никто не тронет». И ведь правда же, никто не тронет, так как именно департамент надзирает за соблюдением законодательства при добыче полезных ископаемых, у остальных карательных органов может банально не хватить специальных знаний, чтобы разобраться в случившемся.

«Ямка раз, ямка два, все равно в Росприроднадзоре будет должность для меня»

Каждый, кто отработал вверенное ему месторождение полезного ископаемого, обязан после окончания работ привести карьер в состояние, исключающее негативное воздействие на окружающую среду, подобная обязанность прямо вытекает из закона и содержания лицензий.

Что такое заброшенные карьеры? Места, где скапливаются осадки, куда со временем несанкционированно начинают вывозить мусор, где присыпает детей, которые считают захватывающим полазить по таким местам. А в перспективе бывшие карьеры - объекты накопленного экологического вреда и необходимость расходование бюджетных средств на устранение последствий.

Думаете, мы серьезно? Бросьте вы! Вовсе нет! Важно то, что друзья департамента не потратят денег на выполнение своих обязанностей по рекультивации и консервации (ликвидации) мест ведения добычных работ.

Все не было бы так печально, если бы ямок было бы по Воронежской области немного, но ситуация усугубляется тем, что большая часть лицензий на добычу песка сосредоточена в руках одного приближенного, и здесь гарантия того, что количество отработанных и брошенных карьеров будет только расти, и того, что бюджетные средства вместо того чтобы быть направленными на социальные нужды, будут тратиться на восстановление окружающей среды и минимизацию негативного воздействия.

Вообще можно говорить о множестве странностей в осуществлении своих полномочий Галиной Леонидовной Воробьевой, но, как говорится, здесь только цветочки. В скором времени Галина Леонидовна вместе со своими методами и принципами работы перейдет на хорошую должность в Росприроднадзор.

Заметим, что контролируемые департаментом объекты - мелочь по своему негативному воздействию на окружающую среду, Центрально-Черноземное межрегиональное управление Росприроднадзора контролирует деятельность объектов наивысшего класса опасности (первый класс опасности) и отходов в пяти субъектах Федерации. Стоит ожидать появление новых друзей, чья хозяйственная деятельность чрезвычайно опасна для населения, а значит, дорогие друзья, отключаться ради своих людей будут не только гарантии на благоприятную среду, но и гарантии на жизнь и здоровье только потому, что здоровье и жизнь населения не столь значимо, как преследуемые коммерческие интересы.

4 пера

http://www.zoofirma.ru/